Аналитический обзор КУА "Национальный резерв". Мировая экономика, май – 2013

Майские результаты закрывали не только весенний период, но, фактически, если учесть эффект лета на финансовых рынках, подводили итоги первого полугодия 2013 г.

Деловой цикл 2013 г. оказался слабее ожиданий. Раскоррелированность между реальной экономикой и финансовыми рынками продолжила возрастать.

Ключевые мировые центробанки в мае продолжали активное монетарное стимулирование своих рынков, пытаясь выдать накачку экономики на первичных стадиях (новые заказы, строительство, кредитование производственных стадий) за реальный рост экономики. В реальности же доходы рядовых потребителей и их сбережения продолжили падать, а цепочки производителей (Д-Т-Д!) все хуже замыкались конечным спросом. Потребитель, конечно же, не утратил нужды, но возможности отдавать кредиты на очень слабом рынке труда ухудшились. Май месяц характеризовался новым витком роста безработицы на многих рынках, как развитых, так и развивающихся.

Процентные ставки рефинансирования на развитых рынках в мае оставались на околонулевых уровнях. Некоторые страны, например Швейцария, заявили о намерении прибегнуть к практике отрицательных процентных ставок (доплаты за пользование кредитным ресурсом). А некоторые страны, такие как Австралия, пошли на снижение ключевой ставки рефинансирования. Все это говорит о том, что реального роста, способного качественно обслуживать кредитное плечо, пока нет, а стимулирование частного спроса через кредитование по-прежнему затруднено. Т.е. кредитная машина не работает так, как она работала до 2007-2008 гг. А без этого кредитного чуда развитые рынки жить пока не научились. Современный ответ насущным проблемам – это валютные войны.

На рынки поступало много сигналов о замедлении крупных развивающихся экономик (Россия, Китай, Бразилия и пр.). Европа продолжила рецессию. В США замедление экономической активности на внешних рынках пытались заменить активными инвестициями и трансфертами на внутреннем рынке (в т.ч. активное финансирование добычи полезных ископаемых) и выдать это за реальный рост. Пока эти вложения не подтвердились положительной обратной связью новых экономических циклов внутри американской экономики и частным спросом. Стоит немного подождать, чтобы увидеть насколько эти стимулы смогли завести экономику США на нормальный ход производства-потребления. Т.е пока это цикл горячих денег и не больше.

Развитые рынки продолжают держаться за счет своего главного производства – производства резервных валют. Рецессия (падение производства, потребления и неокупаемость инвестиций) на развивающихся рынках включила бегство инвестиций и капитала с развивающихся рынков и повысила спрос на ликвидность зоны резервных валют. С товарами не все однозначно: нужны покупатели, а покупатели все чаще переходят в категорию безработных или оптимизируют свои расходы.

Долгожданной масштабной коррекции на основных фондовых рынках так и не произошло. Правда, уже к концу мая (последняя неделя) ценовые уровни пошли вниз. Частично это объясняется фиксацией позиций в конце месяца, перед началом лета, а частично – все аргументами в пользу коррекции (чрезмерный затяжной рост накануне, сигналы о замедлении мировой экономики).

Сырьевые рынки в мае были отмечены просадками уровней (нефть, газ, металлы), что свидетельствовало о замедлении экономической активности на развивающихся рынках и падении спроса на развитых. Рост сырья (инфляция издержек) все тяжелее и тяжелее продать в цене конечных товаров (дефляция). И лишь только по продуктам питания продолжается медленный, но устойчивый рост цен.

Мировая экономика. Тенденция последнего времени – это тот факт, что реальный сектор и кредитная машина (банковский сектор) все больше стали напоминать образ масла и воды (не смешиваются). Кредитования реального производства продолжает сжиматься. Главная проблема – падающий спрос, избыточные мощности и неокупаемость инвестиций при плохой конъюнктуре сбыта.

Реальность состоит в том, что на развитых рынках безработица составила в среднем около 15%. К тому же рынки развитых стран достаточно насыщенны товарами длительного пользования (покупки предыдущих лет), и на слабом рынке труда покупатель не идет на покупки новых товаров. Развивающиеся рынки на сегодня имеют уровень безработицы до 30%. Компании развивающихся рынков отказываются совершать закупки нового оборудования при простаивающих избыточных мощностях. Более того, огромная часть рабочей силы на развивающихся рынках – это формально занятые, которые фактически получают не заработную плату, а пособие на жизнь (только на еду и жилье) и поэтому позволить себе покупать что-то выходящее за пределы первичных потребностей не могут. Можно, конечно, дать им кредит, но отдавать его будет нечем.

В итоге, если нет конечного потребителя смысл производства, как на развитых рынках, так и на развивающихся, теряется. Нужно очень сильно сокращать непроизводительную сферу, больше делиться прибылью с рабочими (повышать его покупательную способность) и ограничивать интересы крупных корпораций, которые нанесли огромный урон малому и среднему бизнесу в последнее время. Все эти вопросы на какое-то время откладывались за счет кредитного стимулирования экономики (рейганомика) и экспансии на внешние рынки (агрессивный экспорт, колонии, неэквивалентный обмен, войны и пр.). Но по мере глобализации экономики и достижения пределов внешнего расширения, по мере углубления мирового разделения труда, это перестало работать. Кредитная система привела экономику к зашлаковке долгом (чрезмерная долговая нагрузка), порождению неадекватно большого банковского сектора, сферы услуг и многих других фатальных диспропорций. А реальный потребитель и реальное производство оказались на вторых ролях. Сейчас уже видно, что по старой колее мировая экономика не поедет. Вот уже около пяти лет ставки рефинансирования на нулевых уровнях продолжают снижаться далее. Падают продажи и доходы потребителей. Выздоровление мировой экономики затягивается.

Ситуация очень напоминает алкоголизм. При регулярной поставке алкоголя извне клетки перестают вырабатывать свой собственный алкоголь в необходимых дозах. При затягивании процесса идет сначала сворачивание внутренней функции, а затем её полное атрофирование. Так в экономике при дешевом и длительном импорте товаров убивается внутреннее производство. А при затяжном печатании искусственных денег начинает сворачиваться производство (реальная добавочная стоимость). И если не бросить пить, то финалом является полная разбалансировка пропорций системы вплоть до летального исхода. Сейчас центробанки буквально спаивают экономику, у которой как у пьяного создается ложное ощущение прилива сил и работоспособности. Мир движется к глобальному похмелью.

Если посмотреть на призму мировой экономики в мае через рынки сырья, то здесь можно увидеть следующее. Медь. Трехмесячный фьючерс в Лондоне (LME) по результату мая зафиксировал цену в 7 285 $/тонну (боковое движение). Сталь. Трехмесячный фьючерс в Лондоне (LME): итог мая - 170 $/тонну (боковое движение – дно). Железная руда (Китай спотовая цена): итог мая – 114,5 $/тонну (-12,9% за месяц).

Вывод: Китаю придется сворачивать многие свои проекты в строительстве и промышленном развитии (избыточные мощности). А сырьевым поставщикам в АТР перестраиваться на производство продуктов питания и рыбное хозяйство (кормить Китай), т.е. замещать сырьевой экспорт продовольственным. В этом отношении наиболее интересная для инвестирования страна в АТР – это Новая Зеландия.

Нефть. Марка Brent (склеенный фьючерс, ICE) – итог мая 100,15 $/тонну (боковое движение в коридоре коло 2,5%). Рост замедлился. Газ. Спотовая цена (Bloomberg) – итог мая 322,7 $/тыс. куб.м. (-2%).

Таким образом, основное сырье и энергоносители вошли в боковое движение и замедлили свой рост. Это при том, что монетарные стимулы от центробанков продолжались.

С ценами на промышленное сырье вроде бы все понятно – наблюдается усугубление мировой рецессии и в частности замедление блока BRICS, избыточные мощности, падение экспорта из стран этого блока.

А вот падение цен на энергоносители при росте монетарной инфляции означает, что реальный сектор достиг критической отметки в снижении загрузки мощностей. Дальнейшая инфляция издержек, по-видимому, невозможна. Это звоночек.

США. Основные информационные сигналы данного рынка в мае следующие. Публикация уточненного ВВП за первый квартал 2013 г. (годовые темпы роста): -0,1% до 2,4% с предварительных 2,5%. Причем доходы американцев (Disposabable personal income) показали снижение в первом квартале 2013 г. на 8,3% по сравнению с предыдущим кварталом.

Май был наполнен информационными провокациями со стороны членов Комитета по открытым рынкам (FOMC at FRS) о возможном сворачивании количественного смягчения (QE) американской экономики. То ли это попытки охладить чрезмерный рост рынков, то ли попытки внушить сентименту мысль о реальности роста американской экономики. Если говорить о ситуации с занятостью в США, то при официальном уровне безработице на уровне 7,5% (апрельские данные) уровень экономической активности населения США (Labor Force participation rate) в апреле продолжил падать (до 63,3%). Т.е. ситуация далеко не однозначная и еще рано говорить о сворачивании стимулирующих мер.

Американский фондовый рынок в индексе S&P500 по результату мая показал +2,94% роста (1 630,74 п.). Достаточно сильная динамика (35% в год). С последней недели мая на нем происходит движение вниз (фиксация позиций). Дивидендная доходность в данном индексе имеет тенденцию к снижению: 1,97% (начало июня) против 2,13% в январе 2013 г. и 2,14% в июле 2,14.

Европа (Еврозона). Май был отмечен для Еврозоны ростом по барометру безработицы в апреле до 12,2% (+0,1% за месяц или +0,7% с начала года). Это побудило менеджеров Еврозоны скорректировать курс от жесткой бюджетной экономии и дисциплины в пользу более мягкой политики. В конце мая Европейская комиссия пошла на смягчение позиции относительно пяти государств Европейского союза: Италии, Латвии, Литве, Венгрии и Румынии. Кроме того, регулятор продлил сроки снижения бюджетного дефицита до приемлемого уровня для целого ряда стран, включая Францию, Испанию, Нидерланды, Португалию и Польшу.

Данные по ВВП Еврозоны и её участников в первом квартале свидетельствовали об усугублении рецессии. Экономика Еврозоны в первом квартале сократилась на 0,2% по сравнению с предыдущим кварталом. Относительно аналогичного периода прошлого года ВВП валютного союза сократился на 1,1%.  Таким образом, экономика Еврозоны сокращается шесть кварталов подряд (данные: Евростат).

Инфляция в мае продолжала оставаться на низком уровне 1,4% (+0,2% к апрелю).

Учитывая явное ухудшение по основным экономическим барометрам, ЕЦБ был вынужден снизить ключевую процентную ставку рефинансирования (с 8 мая): с 0,75% до 0,5%. Прозвучали обещания продолжить практику в случае дальнейшего снижения экономической активности в Еврозоне.

Ожидание новых стимулирующих мер и ликвидности смогло поддержать спрос на евровалюту и евроактивы в мае.

Азиатско-тихоокеанский регион. Китай по-прежнему остается очень динамичной экономикой, которая поддерживает высокие темпы роста, хотя и демонстрирует снижение этих темпов. Нужды Китайцев огромны, вот только настолько же огромна и нищета этого народа. Около 900 млн. китайцев живет в провинциях с доходом 1,5-2,0 доллара в день. И если упадет внешний экспорт и придется использовать кредиты на внутреннем рынке, то нужно понимать, что отдавать эти кредиты будет нечем.

Понижательная конъюнктура на рынке промышленных металлов и железной руды, а также сокращение и рынка сбыта в Европе указывали на замедление мировой мастерской в мае.

Майский индекс PMI Китая от HSBC (49,2 п. против 50,4 в апреле) так же свидетельствовал о замедлении экономической активности мировой мастерской.

В то же время значение индекса деловой активности, рассчитываемого Статистическим бюро КНР, в мае выросло до 50,8 пункта с 50,6 в апреле. Здесь прослеживается заказ на искажение данных о реальном положении дел в Китае. Замедляются торговые партнеры КНР, Россия и Еврозона, падает конъюнктура на промышленное сырье и металлы, а официальные власти Китая пытаются убедить всех, что если не резервная валюта, то статистика у них правдивая.

Япония, пошедшая на беспрецедентный монетарный произвол в последний год, в конце мая фиксировала негативную реакцию: усиление волатильности на японском фондовом рынке, сильные продажи японских акций и возобновление укрепления йены. В конце мая Япония обозначила новые вехи своего плана по спасению экономики, в частности: изменение правил работы крупнейших пенсионных фондов, которые смогут инвестировать не только в государственные облигации, но и в более рискованные ценные бумаги, например, в акции; пересмотр градостроительных законов, с целью облегчения реализации новых инфраструктурных строительных проектов; утроение до 35 трлн. йен к 2020 г. объема частных вложений в инфраструктуру при помощи налоговых льгот и пр.

Япония – это страна с практически полностью импортируемыми энергоносителями и сырьем. Девальвация йены заметно ухудшила торговый баланс.

Динамика торгового баланса Японии

Рис. 1 Динамика торгового баланса Японии

Резервный банк в мае Австралии снизил ключевую процентную ставку с 3% до самой низкой отметки в своей истории - 2,75% годовых. А Центральный банк Индии снизил учетную ставку на 25 базисных пункта, до 7,25%.

Валюта во время валютных войн является главным оружием, обеспечивающим наступление. В отличие от золота (оборонительный актив).

Индекс американской валюты (USD Index) по итогу мая показал позитивную динамику: до 82,61 п. (+0,51%).

Пара EUR/USD после решения о снижения процентной ставки была в провале, но уже к концу мая смога снова вернуться на позиции роста: 1,3095. Фиксации на американских финансовых рынках (акции облигации) и ожидание новых стимулирующих мер в Европе, смягчение позиции европейских регуляторов, - все это стимулировало рост спроса на евровалюту во второй половине мая.

Британский фунт в мае оказался слабее своих соседей с Запада и с Востока. В паре с американской валютой (GDP/USD) фунт продемонстрировал ослабление до 1,504 (-3,25% за месяц), что свидетельствовало об ослаблении позиции по притоку капитала (отток, ухудшение позиций по платежному балансу). В паре с евровалютой (EUR/GDP) британская валюта оказалась слабее: до 0,86 (+2,38%) за месяц. Положительно для торгового баланса страны.

Российский рубль в паре USD/RUB по итогам мая продемонстрировал существенное ослабление: до 32,1562 (+2,9%). Падение цен на нефть и газ, плохая макростатистика по первому кварталу 2013 г, замедление экономической активности торговых партнеров (Китай, Европа), ожидание снижения процентных ставок (девальвация), рост инфляции – российский рынок промаялся в мае. Наблюдалось усиление капитала с российского финансового рынка. Это было общей тенденцией для развивающихся рынков в мае.

Золото (спотовые цены). По итогу мая: -4,68%, до 1407 $/tr oz. (-16,23%). Как мы уже указывали ранее, золото – это в большей степени оборонительный инструмент. Сейчас пришло время активного нападения с помощью валютных войн, поэтому золото остыло. Как только придет время разворота от наступления к защите, к закрытию рынков, к сжатию ликвидности, так вернется и ценовой раж для рынка золота. То, что золото продолжает падать, может намекать на то, что интрига роста на ключевых финансовых рынках будет продолжена. А лето может быть жарким (рост) и отдохнуть придётся осенью.

 

Подписаться на RSS рассылку новостей компании Подписаться на RSS рассылку новостей КУА «Национальный резерв»

Подписаться на новости компании по e-mail:
Управление активамиИнвестиционные фондыНегосударственные пенсионные фондыКуда вложить деньги?