Аналитический обзор КУА "Национальный резерв". Мировая экономика, август – 2013

Итак, минувший месяц подводил итоги лета 2013 г. и формировал предстартовую диспозицию рыночных сил и факторов на осень 2013 г.

В целом можно сказать, что лето 2013 г. для финансовых рынков (для живых финансовых рынков) не было таким уж спокойным: несколько мощных коррекционных импульсов вниз (июнь, август), один хороший импульс вверх (июль). Традиционного летнего затишья (эффект лета) в активности как такового и не было. Оно и понятно. С нынешним положением дел в мировой экономике многие сидят на чемоданах, а многим очень быстро приходится прыгать с кочки на кочку, чтобы не потерять капитал в условиях валютных войн.

Отток капиталов с развивающихся рынков в августе продолжился, и даже усилился. Ключевым драйвером стал парад девальваций по развивающимся валютам (российский рубль, индийская рупия, турецкая лира, бразильский реал и др.). Это создало определённое валютное сжатие, как для инвестиций, так и для импорта. Ослабление развивающихся валют – это ответ на замедление экономик развивающихся стран: падение спроса на их продукцию, ухудшение платёжного баланса как по счёту текущих операций (ухудшение торгового баланса), так и по счёту операций с капиталом и финансовыми инструментами (падение инвестиций и бегство капитала).

На ключевых, самых ликвидных фондовых рынках мира (США, Германия, Великобритания, Япония) в августе наблюдалась просадка ценовых уровней (Market Drawdown: 3-6%). Общий фон – коррекция. Во второй половине августа наблюдалась хорошая волатильность, которая давала возможности, как для заработка, так и для балансировки рынка от состояния перекупленности к более умеренной комбинации спроса и предложения.

Китайский фондовый рынок показал, напротив, рост (дивергенция с другими рынками), что во многом связано с частичным перекладыванием средств из развитых рынков (коррекция) в перепроданный китайский и бегством капитала с других развивающихся рынков. Китайская валюта с начала года всё-таки медленно, но уверенно укрепляется относительно американского доллара, в отличие от других валют развивающихся рынков. Среди фундаментальных причин, объясняющих интерес к китайскому рынку – это предосенний микроцикл по пополнению запасов сырья и полуфабрикатов, который смог в августе немного поднять конъюнктуру и спрос по промышленным металлам (сталь, медь) и промышленному сырью (нефть, железная руда…).

Монетарные стимулы от ключевых мировых Центробанков в августе продолжились. Информационный фон рынков был наполнен словесными интервенциями от ФРС относительно возможного сворачивания программы выкупа активов (ипотечные облигации и госбонды) с рынка, что стало своеобразным ручным регулированием перегретого американского фондового рынка в пользу коррекции.

В августе продолжился мощный выход инвесторов из длинного американского госдолга (Great Rotation). В  совокупности с бегством капиталов с развивающихся рынков, это создавало определённый подогрев для американского фондового рынка (по прежнему высокий аппетит к риску), давление на основные резервные валюты (выход к кэш), а также спрос на более короткие американские госбонды.

Фокус конца августа был привязан к военным событиям в Сирии: риски эскалации масштабного военного конфликта на Ближнем Востоке с участием США и блока NATO. Это стало сильным повышательным драйвером (war premium) для рынка золота (индикатор страха и конфликтности в мировой экономике) и нефти (риски сбоя поставок) и спровоцировало минифазу сжатия ликвидности (risk-off).

Мировая экономика. Диспозиция по парадигме мировой экономики. Апокалиптические настроения помалу начинают сменяться на трезвое восприятие действительности. Очевидно, что экономический кризис последних пяти лет – это кризис структурный, кризис экономической модели, а не просто циклический сбой, за который его пытаются выдать СМИ и аналитики (в основном sell-siders). Именно это отличает его от многих предыдущих циклических экономических рецессий и депрессий. Осознание этого факта уже побудило многих людей задуматься как о смене места жительства, так и смене профессий, пересмотреть стратегии публичной и личной жизни.

Существует объективное понимание, что в рамках старой экономической парадигмы финал только один: путь военных конфликтов и великая депрессия в глобальном масштабе. Глобальный спрос продолжает неуклонно падать, а кредитная машина по его стимулированию не только перестала работать, но и перешла в режим угнетения экономики (перенасыщение долгом). На развитых рынках долговая нагрузка потребителя зашкаливает, а на развивающихся потребитель настолько беден, что ему просто нечем отдавать долг. Падение экспорта и инвестиций на развивающихся рынках не предоставляет возможности повышать доходы на внутренних рынках, скорее наоборот создает предпосылки для сокращений и оптимизаций (например, через ослабление валюты). Это формирует порочный круг и проблему глобального спроса.

О положении дел мировой экономики по части стимулирования спроса очень хорошо свидетельствует такой показатель, как маржинальная эффективность долга (Marginal Productivity of Debt = ΔGDP/ΔDebt), который указывает на то, сколько прироста ВВП генерируется приростом долга. С 2009 г. этот показатель показывает существенный прирост в минус, угнетая экономику из-за чрезмерной долговой нагрузки. Более подробно см. здесь. Поэтому для содержания такого огромного финансового сектора и обслуживания огромного долга нужен постоянный и сильный экономический рост. Это запросы и путь в экономику высоких стероидных достижений, где нормативы долга постоянно растут, а реальной экономике нужно постоянно поднимать все больший вес и не останавливаться, чтобы не упасть под тяжестью долга. Очень похоже на современный профессиональный спорт высоких достижений (сплошные стероиды и заказ на перегрузки). Интересно, что даже мясо в магазинах сплошь стало напичканным стероидами и антибиотиками. Это тот же заказ на победу в конкуренции экономики долга.

Отсюда существуют попытки пересесть да другой поезд, найти другие профессии и новые пропорции в экономике (неоэкономика). До недавнего времени вопросы недостатков экономической модели решались несколькими путями. Колониальная экспансия и захват чужих территорий обеспечивали запас конкурентоспособности по дешевому сырью и рабочей силе. Захват чужих рынков сбыта позволял обеспечить сбыт и реализацию прибавочной стоимости (экспансия капитала), а навязывание своих резервных валют и принуждение к долговому финансированию создавало искусственный спрос. Возник даже целый институт carry-trade. Развитые рынки пытались ехать на горбу у развивающихся. Преимущество и отрыв в развитии позволили развитым рынкам создавать высокий технологический дифференциал и спихнуть все самое трудоемкое и грязное производство в развивающиеся рынки, обеспечив порочные диспропорции и отставание в экономике. Но в начале двухтысячных произошел процесс выравнивания.

Реальности нашего времени свелись к тому, что в условиях глобального рынка зоны расширения не стало, перенасыщение долгом убило кредитный генератор спроса и начало убивать реальную экономику (финансовый диабет). Одним из традиционных выходов всегда был национал-социализм, модель, при которой хорошо должно быть своим (государству, нации, семье), но за счет других (другие страны и рынки). Эта модель всегда жила за счет силы (военной – войны, финансовой – неэквивалентный обмен). Однако в начале XXI века мировое разделение труда достигло такой глубины, что путь военных конфликтов перестал быть решением экономических проблем.

На практике дело идет к тому, что при отсутствии структурных реформ в мировой экономике на рынке останутся только крупные корпорации, прикрытые силой (гослобби) и госспросом (госзаказы, льготы, административная конкуренция). Средний класс при продолжении падения спроса станет очень маленьким. Последние 5-6 лет мир очень активно делится на богатых и бедных. Причем многие очень сильно не хотят оказаться в ряду бедных. Отсюда такой рост коррупции, нечестности в общественной и семейной жизни (любыми путями, только бы к корыту).

Диспозиция по основным барометрам мировой экономики. В целом можно сказать, что спад мировой экономики летом 2013 г., особенно в августе, немного притормозился. Это положительно! Сказалось влияние сезонного фактора.

Безработица. Во многих регионах замедлился рост безработицы, что может быть объяснено увеличением активности в сфере строительства, туризма, сельского хозяйства. Летом, традиционно усиливается миграция рабочей силы (благоприятные условия).

Промышленное производство и динамика ВВП. Страны с высокой долей в структуре ВВП сельского хозяйства смогли улучшить свои показатели по производству и торговому балансу (за счёт экспорта). Продукты питания продолжают оставаться продуктами с абсолютным спросом.

Развитые страны – США и пул центра Европы (Германия, Франция, Великобритания) – смогли продемонстрировать небольшой рост своих экономик (рост ВВП в пределах 1%) в первом полугодии за счёт запуска новых кредитных циклов, как на внутренних рынках, так и на рынках сбыта. Яркий пример – это кредитное финансирование спроса со стороны Севера (Германия и ЕЦБ) Юго-Востока Европы (рынки сбыта). Некоторые развитые страны продолжили успешно бороться с чужим импортом, чем существенно нарастили свой ВВП за счёт увеличившегося чистого экспорта. Пример: Германия, Франция. Россия пытается не отставать на пути торговых войн и борется с чужим импортом по своему, через навязывание невыгодных схем партнерства. Пример: Украина и Таможенный союз.

Итак, сначала в структуре ВВП издохла лошадка частного спроса (падение доходов и перекредитованность), затем – инвестиций (неокупаемость инвестиций на падающем спросе, избыточные мощности), потом –  госрасходов (падение доходов бюджета, перекредитованность). Остается что? Выжимать всё, что можно из статьи чистого экспорта (экспорт-импорт), а это значит путь торговой войны с чужим импортом. Ну и еще накручивать ВВП за счет денежного фактора: делать эмиссию, обесценивать доходы и издержки на внутреннем рынке, обеспечивать рост ВВП за счет цен. По этому пути сейчас идут некоторые развивающиеся страны: Россия, Индия и др.

Цены на стратегическое сырье. Цены на сталь (заготовка, трехмесячный фьючерс на LME в Лондоне) в августе показали рост со 155 $/ton до 170 $/ton (+9,6%). Импульс роста пришелся в основном на первую неделю августа. Весь остальной август цены лежали в глухом флэте и практически не дергались, как мертвые: 170 $/ton. На спотовом рынке (cash buyer, там же) цена в августе поднялась со 115 $/ton до 140 $/ton (+22%). Тенденция во времени аналогична: со второй декады – мертвый флэт.

Цены на железную руду (Китай, 61,5% Fe, импорт из Австралии, Cost and Freight) показали в августе следующую динамику: со 129,75 $/ton до 138,5 $/ton (+6,7%).

Цены на медь (трехмесячный фьючерс на LME в Лондоне) за август: с 7 010 $/ton до 7 122 $/ton (+1,6%).

Цены на алюминий (трехмесячный фьючерс на LME в Лондоне) за август: с 1 778 $/ton до 1817 $/ton (+2,1%).

Индекс стоимости фрахта сухогрузов на Балтийской Бирже (Baltic Dry Index) за август: +7,55%, до 1 139 п.

В целом можно сказать, что конъюнктура по стратегическому промышленному сырью в августе была положительной. Положительный эффект для циклических отраслей (металлургия), Китая, государств-экспортеров сырья (Австралия, Украина).

Рост цен на промышленное сырье в августе был очень умеренным. Если учитывать флэт котировок в большей части августа, то можно предположить, что этот спрос связан с очередным пополнением запасов перед осенним микроциклом, но не с возрождением глобального инвестиционного спроса и бумом в строительстве.

Глобально сырьевые рынки продолжают оставаться на down-trend (конец сырьевого суперцикла).

Нефтянные котировки по марке BRENT (IPE, Лондон, склеенный фьчерс) в  августе показали очень сильную волатильность и повышательную динамику: со 108,05 $/brl до 114,45 $/brl (+6,0%). Локальный максимум августа: 116,33 $/brl.

Среди драйверов по нефти в августе можно выделить три. Сирия (военная премия и минипузырь), коррекция на фондовых рынках и перекладывание части средств в спекуляции с сырьем, приближение осеннего периода (традиционное повышение спроса на энергоносители).

Интересно то, что длинный срочный рынок по нефти продолжает находиться в состоянии backwardation, т.е. цены по дальним фьючерсным контрактам существенно ниже, чем по ближайшим. Это указывает на временный характер всплеска цен на нефть. Очевидно, что существенным ограничением для роста цен нефти выступают два фактора: замедление мировой экономики (спроса) и инфляция издержек (эмиссия Центробанков).

Цены на природный газ (октябрьский фьючерс на NYMEX, США) за август: +5,31%, до 3,57 MMBtu (+7,2% с начала года). Акции Газпрома (MICEX, Россия) за август выросли на +1,54% (до 132,37 руб.).

Золото. Одним из основных эпицентров по движению ликвидности в августе были котировки золота.  Спотовые цены на золото (США, COMEX) по итогу августа показали следующий результат: с 1 325 до 1407 $/tr oz. Рынок золота по итогу августа вышел в состояние перекупленности. Многие джентльмены удачи поверили в легкие деньги и отскок по золоту, здесь начала собираться ликвидность. Рынок искусственно опустили в первой половине года на 28%, что свидетельствует и сильных манипуляциях со стороны маркет мейкеров.

С другой стороны обращает на себя внимание тот факт, что котировки золотодобывающих компаний в августе перешли в опережающий рост по отношению к ценам на золото. Это опережающий индикатор, который указывает на возможности продолжения инерции роста на рынке золота (см. рис. 1). Правда, исходя из элементарного теханализа по паттернам, видно, что по акциям золотодобывающих компаний назрела коррекция (уход правого плеча вниз, ниже линии шеи в фигуре голова-плечи). Это грозит шортами (короткими позициями) и по золоту.

Взаимная корреляция (месяц) между Market Vectors Gold Miners ETF (GDX:US) и ценами на золото (spot price, XAUUSD:CUR)

Источник: Bloomberg

Рис. 1 Взаимная корреляция (месяц) между Market Vectors Gold Miners ETF (GDX:US) и ценами на золото (spot price, XAUUSD:CUR)

США. Американский фондовый рынок с самого начала августа резко ушёл вниз. Итог августа по широкому американскому рынку в индексе S&P500: -4,31% (с 1 706 п. по 1 634 п.), умеренная коррекция. В целом, американский фондовый рынок остается очень сильным, с высокой вероятностью осеннего ралли.

На рынке американского госдолга в августе продолжились тектонические сдвиги: доходности десятилетних бондов продолжили расти (+5% за август; в процентах относительной динамики). С начала года эти доходности выросли на +63% (в процентах относительной динамики): с 1,76% до 2,89% (процентов текущей рыночной доходности). Этот процесс назвали Great Rotation of Liquidity -  Великая ротация ликвидности. Среди причин этого процесса: массовые распродажи длинного американского госдолга развивающимися странами, которые в нынешних условиях вынуждены сокращать свои золотовалютные резервы и проводить валютные интервенции на внутреннем рынке (плохие торговые балансы, ослабление валют). Среди прочего: высокое инфляционное давление на купонные доходности, игра на понижение со стороны маркет мейкеров, которые имеют возможность выкупать госбонды с рынка с дисконтом и предъявлять ФРС в рамках программы QE3.

Среди важных данных по макробарометрам США можно выделить следующее. США снова пересмотрели данные по ВВП за второй квартал 2013 г.: +2,5% (в пересчете на годовые темпы, annual rate) против +1,7% (annual rate), опубликованных месяцем ранее. Если принять во внимание, что рост ВВП США в первом квартале составил 1,1% (annual rate), то формально можно говорить о том, что рост ВВП во втором квартале ускорился в 2 раза. Помимо этого произошли чудеснейшие превращения с ценовой составляющей ВВП: дефлятор пересмотрели с 116,5% до 106,3%.

Подобные статистические реверансы, конечно, вызывают справедливые скептические оценки. С каждым годом статистика лжет все больше и больше, и верить скорее надо не статистике, а косвенным показателям экономического роста и активности: потребление электроэнергии, динамика производственных и товарных запасов, цены на стратегическое сырье, личные покупки и пр.

Коэффициент участия рабочей силы (Labo(u)r Participation Rate) в июле составил 63,4% против 64,5% в июне (подробнее динамику можно увидеть здесь). С 2008 г. этот показатель продолжает находиться в down trend.

Справка. Participation rate – это доля экономически активного населения или доля (коэффициент) участия в рабочей силе: доля (в процентах) работников, активно ищущих работу, самозанятых лиц от численности всего населения, населения трудоспособного возраста (старше 14-15 лет) или какой-л. его группы.

Уровень безработицы (Jobless Rate) в июле составил 7,4% против 7,6% в июне (-0,2%). Позитивно. Есть влияние сезонных факторов. Факт стал поводом для инсинуаций на рынке относительно скорого прекращения программы QE3.

Ключевая ставка рефинансирования ФРС в августе осталась без изменений (0,25%). Это указывало на то, что американская экономика еще не достаточно окрепла и ставка делается на монетарный привод спроса.

Коэффициент загрузки производственных мощностей в июле составил 77,6% (-0,1% к июню, -0,2% к началу года).

В целом ситуация в США остается лучше, чем в других странах. Удалось запустить новые кредитные циклы, которые смогли оживить сектор строительства. Рост персональных доходов (personal incomes), в том числе и за счет пассивных доходов (дивиденды и проценты, рост фондового рынка) стал повышательным дрйвером для потребительского сектора (ритейл, дивайсы),  автомобильного рынка. Хотя есть небольшая поправка: растут персональные доходы в основном у богатых американцев, а в среднем создается впечатление роста персональных доходов широким фронтом. Рядовые американцы с каждым последним годом вынуждены жить скромнее.

Программы количественного смягчения (выкуп токсичных и сомнительных активов на Баланс ФРС) помогли осуществить чистку балансов коммерческих банков и делевериджинг. Это позволило банкам перейти к новым кредитным программам и рефинансировать старые долги.

Главное – это то, что у США есть свой печатный станок, через который они обеспечивают спрос на внутреннем рынке.  Поддержание спроса на данный момент – приоритетная задача. Спрос на доллар как на резервную валюту и валюту международных расчетов позволяет США продолжать снабжать свою экономику необходимым стратегическим импортом (отрицательный торговый баланс США).

Европа (Еврозона). Наиболее ликвидные рынки Еврозоны в августе вслед за американским флюгером ликвидности подверглись коррекционным движениям вниз, правда, с меньшей амплитудой. Сказалось укрепление евровалюты в августе и перекладывание части средств с корректирующихся американских рынков акций и облигации в активы и валюту Еврозоны, в частности в рамках процесса Great Rotation of Liquidity.

Немецкий DAX (сердце основных фондов Четвертого рейха) по результатам августа показал снижение курса немецких акций на -3,45% (до 8 100 п.). Индекс голубых фишек Еврозоны, EURO STOXX50: -4,5% за август (до 2 720 п.).

Ставка ЕЦБ осталась без изменений: 0,5%. Публикация окончательных данных по ВВП Еврозоны за второй квартал 2013 г. зафиксировала: +0,3% относительно первого квартала 2013 г. и -0,5% в годовом выражении. Это стало поводом для информационного шума по поводу того, что Еврозона якобы на пороге выхода из рецессии.

ВВП Германии во втором квартале продолжил свою победную динамику: +0,7% к предыдущему кварталу, +0,9% в годовом выражении. Показатель безработицы в Германии с мая по август остается неизменным: 6,8%. У Германии на данный момент один из лучших торговых балансов в мире, с тенденцией улучшения.  В отличие от Франции и прочих стран Еврозоны. Германия вытягивает в плюс весь торговый баланс Еврозоны. Фактически данные по торговым балансам стран Еврозоны показывают, кто здесь рулит, кто кому навязывает правила игры и свою продукцию. Север Европы использует Юг Европы как рынки сбыта, выдают кредиты и транши, чтобы на эти средства были куплены товары Севера Европы. Такая нынче дружба.

Напомним, что экспорт Германии на протяжении последних 5 лет – это 55-70% экспорта всей Еврозоны.

ВВП Франции во втором квартале 2013 г.: +0,5% (квартальный), +0,3% (годовой). Безработица во втором квартале во Франции составила 10,9% против 10,8% в первом.

В целом безработица (Unemployment rate) по Еврозоне в июле составила 12,1% (практически без изменений с февраля). Это очень утешительная статистика, которая указывает действительно на замедление негативной динамики в экономике Еврозоны. Если верить статистике.

Оценочные данные по инфляции  (индекс потребительских цен, Consumer Price Index) в августе, указывали на дальнейшее её замедление: 1,3% против 1,6% в июле и 2,2% в декабре.

Последние полгода Еврозона активно борется с чужим импортом и пытается (см. рис. 2) создать устойчивую и сбалансированную экономическую формацию, где каждый внутренний регион имеет свою четкую специализацию: Север – высокие технологические переделы и финансовый сектор, Юг – производство продуктов питания, сфера туризма, внутренний ширпотреб, поставка дешевой рабочей силы на запад (обслуживающий персонал). В целом это очень положительно для евровалюты. Хотя и может нести отрицательные моменты для отдельных стран. Вырисовывается классическая империя с центром и периферией.

Динамика ипмпорта Еврозоны, млн евро

Рис. 2 Динамика ипмпорта Еврозоны, млн евро

Августовские данные по PMI Еврозоны (деловая активность): 51,4 против 50,3 в июле. Положительно. Внимание. Показатель субъективный, потому что несет в себе субъективную выборку по опросу (область) и мнения респондентов (менеджеров).

Учитывая тот момент, что на протяжении последних трёх лет Германия и ЕЦБ удачно завинтили гайки по бюджетам и финансированию (показав кто есть кто и расставив непослушных по местам), можно говорить о том, что ситуация в Еврозоне выглядит привлекательной для локальных инвестиций, как в саму евровалюту так и отдельные активы и инструменты финансовых рынков.

Азиатско-тихоокеанский регион (АТР). В новостном фоне и статистике по АТР преобладали позитивные сигналы, ответом на которые стал рост на китайском фондовом рынке. Индекс Шанхайской биржи (SSEC) в августе показал +5,2% (до 2 122 п).

Самым мощным сигналом на покупку Китая стали позитивные новости с рынка стратегического сырья (руда, медь, сталь), которые указывали на всплеск закупок. Ведь Китай, несмотря на свои попытки закрепиться на более высоких технологических переделах, преимущественно представлен низкими технологическими переделами (полуфабрикаты, сырье, ширпотреб, крупная узловая сборка). Одно из объяснений этому движению – это очередное (традиционное в это время) масштабное пополнение запасов перед осенним микроциклом.

Производственный PMI Китая от HSBC в августе - 50,1 п. против 47,7 п. в июле. Хотя у Китая много проблем, внутренних и внешних, Китай всё же не умер. Экспорт китайских товаров, пусть и с большими сбоями (drawdown), продолжает расти. Мировая мастерская продолжает обеспечивать мир товарами (см. рис. 3).

Динамика китайского экспорта, млрд USD

Рис. 3 Динамика китайского экспорта, млрд USD

Из графика, судя по глубине просадок экспорта ниже тренда, видно, что экспортная модель Китая выдыхается. Утопающий пытается вынырнуть, набрать воздуха, но снова идёт в погружение. А если учесть, что на графике экспорт номинирован в американской валюте, которая сама находится в процессе сильного падения, то стоит задуматься о перспективах долгосрочного инвестирования в Китай.

Более подробно о положении дел в Китае, о его внутренних и внешних проблемах можно прочитать в статье Саймона Рабиновича (from Financial Times, translated by Vedomosti): Китай в объятияx долгового дракона (очень информативный и релевантый материал).

Становится очевидным, что на фоне попыток перестроить свою экономическую модель, уйти от переразвитого экспорта и зависимости от внешних инвестиций к более сбалансированной структуре экономики и развитому внутреннему рынку, Китай не только раздул цепь кредитных пузырей, но и способствовал созданию целого каскада компаний, которые отмывают бюджетные деньги на внутреннем рынке. Это бизнес крупных китайских чиновников, компании-помойки. И всякие пузыри для них – это, скорее не помеха, а даже легенда для безнаказанного отмыва денег. Последние несколько лет наблюдается усиленный отток капитала из Китая. В том числе, это бегство чиновников и мелких китайских олигархов. Этот же процесс поддерживает спрос на недвижимость в Европе и физическое золото. Особая поодержка для Сингапура, который не устает принимать богатых беженцев на свой борт (поближе к китайскому берегу, у кого там еще какие-то активы остались).

Япония. Фондовый рынок Японии в ключевом индексе NIKKEI по результату августа показал снижение на -1,9%, до 13 388 п. Присутствовала отличная волатильность.

Базовые потребительские цены (core CPI) в Японии, в расчет которых не включается стоимость свежих продуктов питания, увеличились в июле на 0,7%. Рост цен наблюдается второй месяц подряд, тогда как до этого они снижались с апреля 2012 г. В июне инфляция составляла 0,4%. Увеличение было, в основном, обусловлено подорожанием импортных энергоресурсов.

Дефлятор ВВП Японии, как более широкий показатель инфляции, в первом квартале 2013 г. продолжал указывать на дефляцию (92,5%).

Динамика дефлятора ВВП Японии: down trend

Рис. 4 Динамика дефлятора ВВП Японии: down trend

Объем промышленного производства в Японии вырос в июле на 3,2% после сокращения на 3,1% в июне. Безработица в стране неожиданно снизилась в июле до 3,8% с 3,9% месяцем ранее (данные: Интерфакс).

Все больше и больше поступает лживой информации из данной страны, которая стала на путь откровенного монетарного мошенничества. В чем то Япония становится похожей на Китай. Приходится надеяться в большей степени на косвенные индикаторы, нежели на официальную статистику. В конце августа появилась информация о том, что госмужи Японии скрывали от мировой общественности масштабный выток в океан радиоктивных вод с Фукусимы. Что говорить о статистических подтасовках, если скрывается такое.

Валюта. Индекс американской валюты (USD Index) в августе: -0,32% (итог августа - 82,087 п.). Практически весь месяц наблюдалась просадка 1-1,5% и только к концу августа доллар вернул свои позиции против ключевых резервных валют.

Евровалюта в паре EUR/USD: нулевая динамика по итогу месяца, 1,3222. Хотя на протяжении августа преобладала тенденция укрепления 0,7-1,5%.

Британский фунт в паре GDP/USD: +2,65%, с 1,512 до 1,5504. Причины: усиление транзакций между США и Европой, частичная миграция в сторону Еврозоны, которая выглядит недооцененной по отношению к американскому рынку, а так же хорошая макростатистика по Великобритании. Например, производственный PMI в августе – 57,2 против 54,8 в июле. Рост ВВП во втором квартале +0,7% (+1,5% годовой) и пр.

Российский рубль продолжил в августе курс на ослабление. Итог августа в паре USD/RUB: 33,2933 (+1,45).

Японская йена в паре USD/JPY по итогу августа показала результат: околонулевая динамика, 99,93. На протяжении месяца – сильная понижательная динамика.

Наблюдались сильные просадки по турецкой лире (+4,1% в паре USD/TRY), индийской рупии (в паре USD/INR - +9,33%) и пр. валютам развивающихся стран.

 

Подписаться на RSS рассылку новостей компании Подписаться на RSS рассылку новостей КУА «Национальный резерв»

Подписаться на новости компании по e-mail:
Управление активамиИнвестиционные фондыНегосударственные пенсионные фондыКуда вложить деньги?