Аналитический обзор КУА "Национальный резерв". Мировая экономика, ноябрь – 2014

A quick look at the global economy (theses). Ноябрь проходил достаточно напряжённо. Негативные краски были смешаны с оптимистичными тонами.

Геополитические вопросы продолжали доминировать и занимать центральное место в общей панораме происходящего в мировой экономике.

В начале ноября прошли промежуточные выборы в Сенат США, по результату которых большинство получили республиканцы, являющиеся сторонниками более резкой позиции по отношению к России. Подробнее здесь.

Главным позитивным моментом ноября, пожалуй, стал факт более решительной и масштабной консолидации усилий цивилизованного мира против России.

Даже Франция и Германия, которые традиционно заинтересованы в стратегическом партнерстве с РФ по сырью и рынкам сбыта, были вынуждены разделить более резкую позицию Великобритании и США относительно действий РФ в Украине. Катализатором этого процесса стал проходивший в Австралии (Брисбен) очередной съезд финансовой двадцатки (G-20, 15-16 ноября), на котором Владимиру Путину оказали холодный приём (cold shoulder).

Появилась надежда на то, что Россию в ближайшей перспективе «отрубят» от системы SWIFT (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications).

Российским олигархам надо спешить и перекладывать деньги общака в другие места.

В ноябре США и их стратегические партнеры продолжили разыгрывание сценария большого понижения цен на энергоносители (big short). В прекрасном городе Вена, который так любят русские, 27 ноября состоялось заседание ОПЕК, на котором было принято решение способствовать весьма умеренному восстановлению мировой экономики и не сокращать квоты на добычу нефти. Напротив, было решено даже увеличить суточную добычу (+1,36 млн. баррелей в сутки в 2015 г.).

По итогу ноября, цены на нефть марки Brent (на ICE) упали до 68,3 $/brl, т.е. на -35% с начала года. Приблизительно в такой же пропорции упал и российский рубль по отношению к американской валюте: 52,6 рубля за один американский доллар по итогу ноября (+51% укрепления доллара в паре USD/RUB). Нефть и рубль – это приблизительно как базовый актив и фьючерс на него. Настолько РФ растеряла и убила своё машиностроение, что привязка к сырью (энергоносителям) стала критичной.

Цены на газ немного оправились после длительного и глубокого падения в первой половине 2014 г.: 337 $/ тыс. куб. м. по итогу ноября. Просадка с начала года остаётся ощутимой (-15,5%). Напомним, что минимум последних 52 недель – 214 $/ тыс. куб. м. В преддверии холодного периода года рост цен на газ выглядит вполне логичным, никто замерзать не хочет. Переориентировать газовые потоки не так просто как нефтяные (вопросы инфраструктуры и ликвидности рынка). Не исключено, что с начала года шорт по ценам на газ продолжится.

А вот цены на сталь заметно подросли в ноябре: до 500 $/ton (+7,5% MoM и +66% YtD). Главным фактором роста цен на сталь, пожалуй, является новый виток гонки вооружений в связи с угрозой новой мировой войны. Никто не знает, какой она будет до конца (холодной, горячей, гибридной, экономической, информационной), но пересмотреть свои военные ряды нужно. Si vis pacem, para bellum (Хочешь мира – готовься к войне).

Экономические предпосылки для такого конфликта есть. Похожая ситуаций была перед 1914 г. и 1939 г., когда экономические кризисы готовили почву для сценария «Х». Низы не смогут жить по-старому, а верхи – управлять по-старому. Особенно это касается слабых звеньев, развивающихся рынков, которые часто не имеют никакой другой модели, кроме экспортной ориентации и полуфеодальной системы управления. Где тонко – там и рвется. Здесь экономический спад поставил под вопрос существование престолов отдельных региональных элит (мафий).

В развитых странах ситуация хоть и остаётся тоже напряжённой, но уровень дифференциации в доходах между самыми богатыми и бедными (коэффициент Джини) здесь меньше. А, следовательно, и вероятность нестабильной (революционной) ситуации также меньше. Например: 30:1 (развивающиеся страны, типа России) и 9:1 (развитые страны). Есть разница. Особенно, когда экономическая база уходит из-под ног.

Высокие социальные стандарты балансируют экономику и общество в целом.

До недавнего времени именно развивающиеся рынки рассматривали как своеобразный двигатель, который должен вывести из крутого пике мировою экономику и в частности развитые рынки с переразвитым сектором услуг.

В какой-то момент эта схема работала (2009-2012 гг.). Но в последнее время и эта модель начала давать сбои. По ряду причин. Главная причина - продолжилось падение глобального спроса в абсолютных величинах. Полоса спроса, сгенерированная кредитными циклами предыдущих периодов, так и не смогла восстановиться. На развивающихся рынках за последние годы прошёл парад девальваций, который «добил» внутренние рынки этих стран в плане покупательной способности.

С другой стороны упал спрос и в развитых странах (перекредитованность населения и бизнеса). При очень умеренном темпе восстановления агенты с большим трудом могут выйти из-под действия финансового рычага (оплатить проценты по кредиту).

В этой связи, на данный момент наиболее актуальны для мониторинга несколько показателей. Для бизнеса – это отслеживание динамики коэффициента покрытия процентов по кредиту (Interest Coverage Ratio; EBIT/Interests ), и для экономики в целом - маржинальная эффективность долга (Прирост ВВП/Прирост долга). Оба эти показателя дают более полную картину с перекредитованностью и направлением, куда движется экономика.

Ну и третье. Это дисбалансы, которые были внесены бесконтрольной эмиссией мировых центробанков. Банковскую систему в отдельных странах удалось спасти, провести делевериджинг и сделать искусственное дыхание. Но, произошёл сильный экспорт инфляции издержек на развивающиеся рынки. Сначала активная работа печатных станков (программы стимулирования) временно разогнала цены на сырьё (переоценка), а потом, когда пришло эмиссионное насыщение и пришлось выключать эти станки (например, QE3 в США), цены на сырьё начали резко падать. Первая половина 2014 г. показательна в этом отношении. Цены производителей росли, а потребительские цены стали постепенно входить в дефляционную спираль.

Центробанки на развивающихся рынках ввиду сильного сокращения экспортной выручки были вынуждены вводить режим плавающих курсов и проводить эмиссию по денежной базе. Потом пришла инфляция, с которой тоже пришлось бороться. Инструмент был выбран не лучший – поднятие учётных ставок. При спаде в экономике увеличение учётной ставки сделало очень дорогой стоимость кредитного ресурса для бизнеса. Это называется «добивание» экономики неумелыми менеджерами. Инфляция ускорила бегство депозитчиков и начал работать порочный замкнутый круг.

Возвращаясь к рынку стали. Были, конечно, и другие ценообразующие факторы, объясняющие рост на (структурные): торговые санкции и сокращение поставок стали с отдельных рынков (РФ, Украина), выбывание отдельных игроков ввиду затяжного характера рецессии. Но по силе влияния на спрос, они вторичны по сравнению с фактором наращивания военных расходов.

Американская валюта в ноябре продолжила укрепляться. Это стало прикрытием для «большого шорта» по нефти и поводом для увеличения спроса на активы, номинированные в долларе США. Т.е. снижение цен в виду банальной переоценки.

Несмотря на официальное прекращение программы QE в октябре в США, падения американского рынка акций не произошло, напротив - он продолжил идти вверх. Среди причин для роста превалируют не только продолжение укрепления доллара (заработок на валютной разнице), но и то, что США временно продолжают оставаться наиболее сильным бастионом и гарантом в мире.

Макроэкономические данные по Европе продолжали оставаться слабыми. Инфляция продолжила падать (до 0,3% в октябре). Евроактивы и евровалюта остаются в зоне риска ввиду бомбардировок ликвидностью со стороны ЕЦБ (эмиссия и выкуп активов), которые чреваты увеличением предложения денег в системе и продолжением снижения курса евровалюты.

Одним из хайлайтов ноября по Европе  стало развитие проблемы мигрантов в Евросоюзе. Приток эмигрантов из Украины, Сирии, Ирака, стран Магрибо, Сомали, Нигерии, Чечни, РФ и пр. стран с высокой степенью напряженности, стал заметно увеличиваться. Сильный спад экономик, девальвации и войны подтолкнули жителей этих стран к агрессивной миграции.

Фильтрационные лагеря для беженцев переполнены, люди в них бастуют. В некоторых странах наблюдаются акты демонстративного самосожжения беженцев из-за не человеческих условий содержания мигрантов. Эти люди претендуют на социальные выплаты, медицинское обслуживание и рабочие места, которых не хватает уже самим европейцам. Какие-то квоты на «недостающие руки» нужны, но не в таком количестве. Это реалии. Мест на всех в европейской мечте не хватит.

Великобритания эту тенденцию – притока мигрантов – сделала формальным поводом для инициации выхода из Евросоюза. Пока ситуация в развитии, но сила влияния этого явления недооценивается. Что-то будет.

США. Фондовый рынок США в широком рынке (индекс S&P500) по итогу ноября показал позитивную динамику: +2,47%, до 2 053 п. (область новых исторических максимумов, +13,27% с начала года).

Ветер на море – волатильность цен в широком рынке – поутих. Индекс VIX закрывал ноябрь на отметке 14,39 п. (-10% за месяц).

Интегральный показатель окупаемости инвестиций в широкий американский рынок P/E Ratio по итогу ноября составил – 19,95х (против 18,04х в декабре 2013 г.). Т.е. период окупаемости капитализации через годовую прибыль в среднем почти 20 лет. Очень спекулятивные инвестиции.

Годовая дивидендная доходность в среднем по широкому рынку по итогу ноября – 1,87%. Тенденция к снижению (2013 г. – 1,94%, 2012 г. – 2,20%).

Доходность американских десятилетних бондов на вторичном рынке (benchmark рынка fixed income) по итогу ноября составила 2,164% (-7,66% MoM и почти -30% YtD; в процентах относительной динамики). Т.е. на этом рынке продолжился тренд заметного укрепления. Рынок поправился и вновь выглядит как надежная тихая гавань.

Американская валюта в USD Index (DXY:IND) закрыла ноябрь на отметке 88,356 п. (+1,21% MoM и +10,66% YtD). Сильное укрепление. Просто находясь в американских активах можно было заработать от 8-10% только на курсовой разнице (в зависимости от стоимости транзакционных издержек на вход-выход, обналичку). Таким образом, к росту на фондовом рынке можно добавить ещё положительные валютные разницы. Кто знал о слабости своих рынков и валют, тот мог играть на Америке и долларе.

На таких высотах в последний раз доллар был в 2010 г. (март), когда лихорадило Еврозону, и она проводила экстренную политику закручивания гаек бюджетной дисциплины прямо на лету.

Вероятно, что пока не будет доведен до конца большой шорт по нефти (против России), то доллар постараются держать на высоких уровнях. Не исключены временные просадки на эффекте января, когда будут подгонять налоговую отчётность (незначительные).

Макроэкономические барометры (состояние экономики в целом). Нельзя сказать, что дела в США идут «в шоколаде». Те же проблемы, тот же кризис. Ведь современный рынок – это система сообщающихся сосудов.

Просто на данный момент у США оказался ряд преимуществ, которых нет у других (или вообще, или в таком количестве).

Во-первых, США лучше других смогли пройти и усвоить опыт предыдущей Великой Депрессии (конец 20-х и начало 30-х прошлого столетия). На своей шкуре. Поэтому кое в чём были быстрее других и эффективней (делевериджинг, преодоление кризиса ликвидности по отдельным рынкам).

Во-вторых. Резервная валюта (доллар) смогла выстоять. Где богатство твоё, там и сердце твоё (Мф. 6,21). Так получилось, что большая часть капиталов и богатств была и остаётся в долларе. И когда грянул гром на развивающихся рынках, многие вспомнили о дачах с голубыми бассейнами, тёплых странах и пр. Т.е. усиление бегства капиталов в сторону долларовых активов.

В-третьих. В геополитической схватке последнего года Европа показала себя как слабый геополитический игрок, не способный вести диалог с Россией на равных и быть гарантом для капиталов. К тому же США оказались удалены, как всегда от эпицентра проблемы. Рост котировок по доллару – это скрытое голосование за самого сильного «мужчину».

В четвертых. США сумели за предыдущие годы собрать более солидный потенциал, как в плане технологий, так и в плане мозгов, выстроить более чёткие правила игры с инфраструктурой и местами для парковки капитала. Помимо этого можно добавить более сильную физическую инфраструктуру экономики (порты, дороги, хабы, флот и пр.), военную мощь (гарантии на каждый доллар инвестиций), законсервированные ранее месторождения углеводородов (на чёрный день) и пр.

Это основное. Вот чёрный день для мировой экономики наступил, и запасы у американских хозяев оказались получше.

Конечно, здесь присутствует много лжи, много фальсификаций статистики, рост товарных запасов, снижение социальных стандартов и пр. Но в нашем мире всё рассматривается относительно других, у которых дела обстоят ещё сомнительней. По сравнению с Россией, США выглядят меньшим злом. В 2014 г. мир увидел, что планы Кремля сделать Россию одним из финансовых центров мира – это блеф и западня. У России с таким руководством и системой управления нет модели интеграции в цивилизованный мир. Часть инвесторов они, конечно, купили. Для рекламы. Бросили кость. Пример, Джим Роджерс, который пошёл на сотрудничество с Кремлем. Но это единицы, и это проблемы их имиджа.

Ещё один момент. Если сравнить развитие современного экономического кризиса с движением маятника (движение капитала), то можно констатировать следующее. В 2008 г. маятник заметно качнулся в пользу развивающихся рынков. В 2013 г. маятник начал возвращаться в пользу развитых рынков, а развивающиеся рынки просто слегли. Куда пойдёт теперь энергия маятника? Пока некуда возвращаться, будет преимущественно здесь в США. Поэтому, не исключено расширение производств и инвестиций в США в ближайшее время, рост стартапов. Возможно, повысится активность и на рынке недвижимости.

Нужен рост, крупная точка роста. Если у всех всё будет плохо – это не выход.

Есть партнеры США, часть капитала, скорее всего, пойдёт к ним (Канада, Латинская Америка, Мексика). Европа будет продолжать оставаться ослабленной, в формальном разводе с берлогой российского медведя и один на один в схватке с мигрантами.

Цифры. ВВП США (GDP) по итогу третьего квартала 2014 г. (итог 2013-2014 ф.г.) составил $16,2 млрд. (+2,4% YoY, +3,9 QoQ). Дефлятор ВВП (GDP Daflator) – 108,6%. Итоговые данные вышли в конце ноября. Удельный вес персонального потребления в ВВП составил 67%. Дынные были пересмотрены в сторону незначительного повышения по сравнению с предыдущей оценкой.

Уровень безработицы в октябре (Unemployment Rate) составил 5,8% (-0,1% MoM -0,9% YtD). Доля экономически активного населения в общей численности трудоспособного населения (Labor Force Participation Rate) в октябре выросла до 62,8% (+0,1% MoM).

Потребительская инфляция (Inflation Rate) в октябре осталась без изменений на уровне 1,7% (0,0% MoM).

Загрузка производственных мощностей (Capacity Utilization) в октябре немного снизилась: 78,93% против 79,2% в сентябре. Не исключено влияние сезонного фактора, приближение холодного периода и сворачивание части производств.

Европа (Еврозона). Евровалюта в паре EUR/USD весь ноябрь находилась под сильным понижательным давлением. Причём тенденция к дальнейшему понижению сохраняется.

Итог ноября: 1,247. Практически без изменений к началу ноября (1,25). Т.е. евровалюта смогла выстоять. Это очень важно, поскольку были все шансы уйти и ниже 1,20.

На начало декабря евровалюта возобновила движение вниз (1,23). Перспективы двигаться дальше вниз очень реальные. Россия – это и крупный рынок сбыта и поставщик сырья. Ухудшение отношений с Россией и ужесточение санкций подорвёт экономику Еврозоны больше, чем экономику США и Японии.

Голубые фишки фондового рынка Еврозоны в индексе Euro Stoxx50 показали практически нулевую динамику по итогу ноября: +0,20% (3 232 п.).

А вот немецкий индекс DAX показал просто чудесный спурт и дооценку после долгого простоя: +7,78% по итогу ноября (9 990 п.; область новых исторических максимумов). Вблизи очень круглая цифра в 10 000 п. с большими соблазнами её пощупать.

Если проследить взаимную динамику немецких компаний и остальной Европы, то видно, что пропасть между центром империи и периферией всё время усиливается.

Доходность пятилетних немецких облигаций – benchmark стабильности - на вторичном рынке по итогу ноября продолжила находиться на тренде сильного укрепления: 0,138% (-85% YtD в относительной динамике).

Доходность итальянских десятилетних облигаций – другая крайность – на вторичном рынке в ноябре также продолжила укрепляться: 2,015% (-51% YtD в относительной динамике).

Таким образом, рынок госдолга набирает мощь. Маятник качнулся от развивающихся рынков в сторону развитых. Пока имеют место спад в ценах на сырье и полуфабрикаты, девальвации развивающихся валют и санкции, видимо, капитал будет пересиживать в бондах и частично в акциях (США, Германия). Это может объяснить природу роста отдельных активов.

Макробарометры. Потребительская инфляция в ноябре продолжила снижаться: до 0,3% (новый исторический минимум). Это сигнализировало о продолжении тенденции ослабевания спроса (дефляция). Снижение цен на нефть в совокупности с падением общего уровня потребительских цен не способствует закупкам товаров наперёд, а скорее напротив – ведёт к их сокращению и занятию потребителями выжидательной позиции. Следовательно, можно предвидеть, что всплеска в объемах продаж европейских производителей не будет. Снижение цен на нефть может привести к снижению издержек производителей, но не сразу. С лагом в 3-6 мес.

Общая безработица в октябре оставалась без существенных изменений: 11,6%. А вот среди молодежи (Youth Unemployment Rate) безработица продолжает расти: 23,5% в октябре. Дети в современном мире всё больше напоминают бумеранги, которые родители запускают, запускают, а они возвращаются назад (Boomerang Generation). Много бесполезных и неприкладных специальностей. Очень большая финансовая сфера, которая продолжает коллапсировать и выбрасывать на улицу свой обслуживающий персонал.

Судя по данным, безработица – это прямая или косвенная проблема каждой европейской семьи. Поэтому здесь особо и не жалуют гостей, которые претендуют на местные  рабочие места.

Вышедшие в ноябре данные по ВВП Еврозоны в третьем квартале 2014 г. зафиксировали рост данного показателя: +0,2% QoQ и +0,8% YoY. Динамика соответствует показателям второго квартала 2014 г.

Среди положительных моментов можно отметить продолжение снижения нормы ссудного процента (см. рис. 1).

Рис. 1 Ставка среднего банковского процента для частных компаний в Еврозоне

Удешевление кредитного ресурса должно позволить снизить издержки в перспективе и простимулировать производителей. Особого какого-то расширения в экономике на фоне слабого спроса ожидать не стоит, но продержаться до лучших времён это поможет.

Прирост монетарного агрегата M3 в октябре хоть и замедлился (0% MoM), но всё же оставался на высоком уровне: +2,5%.

Риторика выступлений представителей ЕЦБ в ноябре в основном сводилась к следующему.

Очень слабое восстановление экономики Еврозоны и потеря импульса роста.

Необходимость проведения структурных реформ в экономике Еврозоны. Для этого необходимо создать общий экономический план с концентрацией усилий на фискальном, валютном и программном уровне. В противном случае – Еврозона может развалиться.

ЕЦБ готов приступить к полномасштабной скупке активов с рынка (облигации). Отрицательная процентная ставка по депозитам (-0,2%) для комбанков может препятствовать этому процессу.

В целом, говоря о европейском обществе можно отметить ряд плюсов и минусов, которые формируют его конкурентоспособность.

Еврозона: Pros and cons. Pros. Отсутствие масштабной коррупции. Это объяснимо как культурой отдельных структурообразующих стран (Германия, Австрия…), так и крепкой системой институтов, в которой неправовые действия отдельного человека быстро нейтрализуются. Не прописано это и в головах, да и люди боятся потерять свои рабочие места и те социальные блага и инфраструктуру, которые им даёт общество.

Конечно, коррупция присутствует на периферии (Италия, Греция…), но центр остаётся более свободным от массовости в данном явлении. Она присутствует, но на очень высоком уровне и точечно. Суды и правоохранительные органы здесь не настолько коррумпированы как в развивающихся странах.

Транспарентность экономики. Есть система показателей, по которой можно прогнозировать бизнес. Удельный вес теневой экономики менее 25%. В странах, где теневая экономика переваливает за 45% уже нельзя говорить о цивилизованном фондовом рынке или инвестициях.

Социальные гарантии для рабочей силы. Самое главное – это возможность лечиться и быть социально защищенным. Здесь людям могут сделать операции на сотни тысяч евро. В развивающихся странах люди обречены. Учитывая насколько больны люди в современном обществе - это важно. При миграции, сегодня, - это один из главных критериев: возможность получить хорошую медицинскую страховку.

Отношение к рабочим специальностям. В европейских странах не принята практика большой вилки в заработной плате между рабочими специальностями и офисным персоналом. Например, в Германии человек труда – будь-то дворник или слесарь – пользуется признанием и уважением в обществе. Разность в окладах присутствует, конечно, но это не в разы, как в развивающихся странах. 30-40%, а не 300%. Очень частое явление в развивающихся странах, это то, что к человеку труда относятся крайне пренебрежительно. Иногда просто как к мусору. Итог – это нежелание молодежи идти на эти специальности и практически полная потеря профессиональной и инженерной школы, убитое машиностроение.

Более высокое качество образования и прикладной аспект образования. Даже получение водительских прав в Европе – это на порядок качественней, чем в развивающихся странах. Это же касается приобретения многих специальностей: врачи, адвокаты, аудиторы, переводчики. Школа, за которой стоят реальные знания и практика.

Cons. Большая часть населения в долгах как шелках. Перекредитованнность и утрата способа производства. Туризм как источник дохода иссякает, рынок недвижимости продолжает клониться. Большая степень отчужденности между людьми в обществе, элементы кастового общества (закрытость). Переразвитость сферы услуг. Большая социальная напряженность (её рост) со стороны мигрантов.

Азиатско-тихоокеанский регион (АТР). Общая диспозиция. После того, как двигатели развивающихся рынков начали заметно глохнуть, привлекательность этого региона начала падать.

Высокие темпы роста и высокая маржа до недавнего времени привлекали инвесторов и спекулянтов в этот регион.

Но, с продолжением мировой рецессии (падением глобального спроса), темпы роста начали падать. Стоимость рабочей силы так же постепенно начала выравниваться.

Новый виток геополитической напряжённости и борьба за снижение безработицы побудили американских производителей частично вернуть производство в США или на соседние рынки (Канада, Латинская Америка).

Потом начался массовый отток капиталов с развивающихся рынков (2013-2014 гг.). Бегство в качество (flight to quality). От этого бегства в большей степени выиграют рынки Австралии и Японии.

Причём бежали не только институциональные инвесторы, но и местная номенклатурная братия, чиновники (Китай), которые почувствовали, что пахнет жареным и начнутся оптимизационные чистки кадрового состава.

Китай, как и РФ, отличается большой коррупцией и не честными способами игры. Транспарентность экономики и достоверность статистики генерируют большую надбавку к цене по рискам.

На высоких оборотах экономики всё это перекрывалось, и риски и коррупция. Но с замедлением экономики Китая все начали считать более внимательно. Рынки сбыта в Европе и на постсоветском пространстве начали стагнировать.

И инвестиции, тяговая лошадка АТР, в последнее десятилетие (30-45% ВВП), начали заметно сдавать. Внутренние проблемы Китая с рынком недвижимости (пузырь) и долгами муниципалитетов сгенерировали дополнительные риски.

Частично заменить выбывшие капиталы попытались российские деньги.

Совместные проекты России и Китая в перспективе должны теоретически повысить конкурентоспособность украинских товаров по статьям расходов на сырье и транспортировку. Россия обещает также в виде бонуса рынки сбыта по продукции китайского машиностроения, которое в РФ практически «убили».

Перекрёстное владение активами по совместным проектам должно дать Кремлю дополнительные рычаги против Китая и страховку в вопросе сохранения контроля над Восточными землями, которые находятся на грани тихой аннексии (большой процент местного китайского населения).

Еще во времена СССР был лозунг, о том, что если экономика Китая и СССР объединятся, то такой союз будет практически непобедим (совместные рынки сбыта, раздел по технологиям, дешевая рабочая сила и сырьё). Этот проект назревал давно, ещё с середины прошлого века.

 

Рис. 2 СССР и Китай: символы Красного проекта

Но не всё так быстро делается. Развернуть потоки сырья, подготовить инфраструктуру (трубопроводы, дороги, терминалы и пр.), провести работы по подготовке и «вскрышиванию» месторождений – это долгоиграющие проекты. Они же требуют солидных инвестиций (CapEx).

Санкции заблокировали доступ российским компаниям к рынкам капиталов, а вытягивать кэш из бизнеса в больших масштабах – это не простая задача. Можно обескровить бизнес по оборотным средствам. На падающем спросе это особенно актуально.

А тут еще нужно реструктуризировать многомиллиардные долги прошлых лет, в которые повлазили нанятые выпускники американских и британских школ бизнеса.

Структурное финансирование и финансовый инжиниринг приветствовались, когда многое украли, а вместо этого закладывали в работу рычаг заемных денег со стороны.

Поэтому перспектива Евроазийской экономической экспансии (агрессии) немного как бы зависла в воздухе.

Подогревающими факторами (драйверами роста) для местных рынков продолжали оставаться следующие… Российские капиталы, выводимые впопыхах из США и Европы (структурный фактор), удешевление стоимости сырья и энергоносителей: углеводороды, уголь, руда (выгодно для производителей; корректировка маржи в сторону повышения). А также ослабление местных валют по отношению к доллару США (выгодно для экспортёров).

Движения по рынкам и инструментам. Китайский фондовый рынок в индексе Шанхайской Биржи (SSEC) закрыл ноябрь с раллированием акций: + 13,64% (до 2 799 п.; +32% YtD). Очень сильный результат.

Объяснить его чисто экономическими факторами трудно. Экономика Китая замедлилась в третьем квартале ниже прогнозов экономистов: +7,3% YoY.

Китайская валюта (renminbi, CNY) в паре с американским долларом (валютой ключевого рынка сбыта), USD/CNY, девальвировала: +0,49, до 6,15.

Рис. 3 Динамика «посадки» Китайского ВВП

Японский рынок акций в индексе NIKKEI 225 закрыл ноябрь с результатом в +5,18% (до 17 750 п.; +12,25%).

Здесь, как и в случае с Китаем, объяснить рост чисто экономическими факторами трудно. Так маленькая пирушка во время чумы.

Драйверы роста: девальвация йены и снижение стоимости внутренних издержек, снижение цен на нефть, как для страны нетто-импортёра, минимальная переоценка инфляции через стоимость основных средств (рынок акций).

 

Рис.4 Динамика посадки Японского ВВП

Японская иена в паре USD/JPY вышла по итогу ноября на отметку 119,22 (+4,5% MoM, 13,8% YtD). Новый девальвационный рекорд. Абсолютно новые низы за последние пять лет.

Чтобы залазить в карманы к своим гражданам и проводить такие девальвации много ума не надо. Для этого не обязательно заканчивать Йельский университет и получать такие большие зарплаты. Просто наглость и отсутствие стыда, умный вид и дорогой костюм, умение сложно говорить.

Девальвация в перспективе приведет к нехорошим последствиям на внутреннем рынке (сжатие).

Австралия продолжает находиться под сильным давлением нисходящего тренда по сырью. Напомним, что стоимость железной руды (спотовые цены за концентрат в Китае) продолжает оставаться на 52 недельных минимумах – 87,5 $/ton (-12,5% с начала года).

Цена энергетического угля (спотовые цены, McCloskey Newcastle) – аналогичная ситуация: 63 $/ton (-24% с начала года).

Очевидно, что сильный понижательный тренд по ценам будет удерживать и другие сырьевые товары на низком уровне (задавать тон).

Для экспортёров Австралии это плохо. С начала 2014 г. экспорт Австралии начал крутое пике, а торговый баланс заметно ушёл в минус.

 

 

Рис.5 Динамика посадки Австралии через призму торгового баланса

По всей видимости, инвесторы будут уходить в качество (госбонды, доллар, защитные, нециклические сектора экономики, американские акции).

На этой негативной динамике австралийский доллар в паре AUD/USD показал исторические низы: 0,85 (-3,45% MoM или -5,2% с начала года). Последний раз австралийский доллар ходил на такие низы весной 2010 г.

В целом можно сказать, что широкая практика обвальных девальваций указывает на то, что цивилизованный инструментарий регулирования экономики закончился, и достали нож. Будут под этот нож класть внутренние рынки и потребителя.

Если умеренная девальвация смазывает колёса индустрии (по Кейнсу), то обвальная просто убивает внутренние рынки и ведёт к полному «расбалансу» и подрыву рабочей силы (сильным всплескам миграции).

Это и удар по инвестициям, номинированным в местной валюте. Последнее дело, когда больше нечего пить…

Обычно таким грешили руководители на развивающихся рынках. Теперь эта нецивилизованная практика начала приживаться и в развитых странах.

Валюты. По главным валютным парам мы отразили ситуацию в разделах «Мировой экономики».

В целом диспозиция по валютам выглядела так. Крепкий доллар, балансирующая на грани провала евровалюта. Новый парад девальваций по сырьевым валютам на развивающихся рынках, связанный с сильным падением конъюнктуры по сырью и полуфабрикатам (сокращение экспорта). Слабая иена (сильное падение японской экономики).

Процентные ставки центробанков в развивающихся странах стали просто убийственными для нормального кредитования: 9,5% - РФ, 11,75% - Бразилия, 21% - Аргентина, 8% - Индия, 18% - Венесуэла, 8% - Турция, 14% - Украина. Для понимающего достаточно (sapienti sat). Политические менеджеры временно спасают свои престолы, но не экономику.

Это то, подо что могут кредитоваться комбанки в ЦБ. А к этому нужно ещё добавить надбавку за риск и маржу комбанка и получатся неподъёмные кредиты. Развивающиеся рынки сейчас не генерируют такой рост и маржу, чтобы можно было покрывать такие проценты. В итоге, что остаётся комбанкам – играть против своей валюты. На выходе: массовое изъятие депозитов, временные администрации в банках, проблемы с оборотными средствами для бизнеса, увеличение доли теневой экономики (увеличение доли расчётов в кэше, рост теневого оборота по зарплатам), недобор денег в бюджет.

Развивающиеся рынки сейчас - это зона повышенного риска для инвестиций. Danger! Keep out!

Падение валютной выручки (экспорт), downtrend по сырью заставили многие страны пойти на эмиссию и девальвацию валют. А потом пришлось тушить инфляционные пожары.

Главным халайтом валютного шторма в ноябре был, конечно же, российский рубль, прощупав отметку 54 рубля за доллар (против 33 рублей на начало года). Это много. С точки зрения экономических пропорций это крах. Почему? Потому, что такая резкая и провальная девальвация просто не даст провести подстройку по экспорту-импорту, добивает внутренний рынок. Обесцениваются доходы населения, а потом банкротится малый и средний бизнес. Выживают снова крупные олигархи, которым дадут через свои банки «подлататься» на девальвации. За откат конечно, не просто так.

Для РФ это критично ещё и потому, что она зависит от импорта: комплектующие и оборудование, авторынок, фармацевтика, одежда и пр. Импортёры будут сворачивать удочки. А там, далее, на повестке дня коллективизация и индустриализация (затяните пояса товарищи), чистки правдивых ртов. Нэп двухтысячных будут сворачивать.

Руду люди кушать не будут, да и швелерром не закусишь. Беда будет для рядовых россиян. Кто понимает последствия, тому всё ясно. Может это и нужно, что бы люди проснулись от анабиоза.

Кремль в поисках новой магии для объяснения своих неудач. Владимир Путин попытался заразить всех своей наглой самоуверенностью и доказать, что падение рубля это хорошо (см. здесь). Чем наглее ложь, тем… На подходе магия цифр: деноминация рубля. Это поможет замести следы в головах россиян. Пока разберутся.

Справка. Деноминация (от латинского nominatio - наименование), полное изменение нарицательной стоимости денежных знаков с целью стабилизации валюты или увеличения простоты расчётов. При деноминации все денежные знаки, которые были выпущены ранее, проходят процесс обмена на новые, более крупные денежные единицы. Если говорить общедоступным языком, то деноминация - это уменьшение нулей в денежной единице, например, было 10000 старых рублей, стало 10 рублей новых.

К размышлению. Интересная статья Степана Демуры (взгляд изнутри России): У рубля нет дна.

 

Подписаться на RSS рассылку новостей компании Подписаться на RSS рассылку новостей КУА «Национальный резерв»

Подписаться на новости компании по e-mail:
Управление активамиИнвестиционные фондыНегосударственные пенсионные фондыКуда вложить деньги?